Еженедельный обзор судебной практики от Долг.рф

1007
Время чтения - 5 минут
Узнайте, за сколько можно продать ваш долг в телеграм-чате Долг.рф

Когда покупатель не выставляет счет-фактуру при возврате товара, НДС все равно можно принять к вычету. Отказывать в осуществлении прав налогоплательщиков по формальным основаниям, которые не взаимосвязаны с существом реализуемого права, недопустимо, также, как и по основаниям, которые обусловлены только удобством налогового администрирования.

Продавец с покупателем заключили договор купли-продажи санатория и земельного участка, на котором он располагается. Сделка была проведена с условием отложенного платежа, однако покупатель не исполнил свои обязательства по оплате приобретённого имущества. При этом продавец надлежащим образом оформил все бухгалтерские документы и отразил начисленную суммы НДС. После возврата имущества продавец сам оформил корректировочный счет-фактуру и заявил к вычету НДС.

Налоговая в ответ на это организовала камеральную проверку и доначислила продавцу НДС, посчитав, что раз покупатель счет-фактуру на возврат не выставил, соответственно и вычета быть не может.

Тогда продавец обратился в суд. Две первые инстанции его поддержали, а суд округа встал на защиту ФНС. Однако коллегия Верховного суда расставила все по местам, обосновав свое решение следующими доводами.

В рассматриваемом случае имел место именно возврат имущества, а не обратная его реализация. Законом установлено, что к вычету принимаются суммы, которые уплачиваются продавцом в бюджет при продаже товара. Производятся такие вычеты после отражения операций по корректировке в учете.

Правильность отражения в учете продавца никто не оспаривал. Кроме того, суды установили, что продавец совершил все законодательно установленные действия для корректировки НДС. Поэтому применение правила о обязательном наличии счета-фактуры от покупателя неприменимо, так как в данном случае считается формальным и направлено только лишь на удобство налогового администрирования.

 

Определение ВС РФ № 301-КГ18-20421 от 14.03.2019

 

Применять льготную ставку по налогу на имущество возможно, если имеется заключение экспертов об отнесении конкретного имущества к видам, подлежащим льготированию.

Подавая налоговую декларацию по налогу на имущество, организация использовала в отношении 14 объектов пониженную налоговую ставку при исчислении фискальных платежей, необходимых к уплате. Как посчитала организация, все 14 объектов являются неотделимой технологической частью линий электропередач. В этой связи и была применена льгота при исчислении фискального платежа.

В свою очередь, инспекция налоговой службы посчитала, что организация ошиблась и доначислила платеж. Первый суд поддержал мнение налоговой и оставил решение инспекции в силе. Однако апелляция и кассация посчитали, что права организация, и, действительно, имущество, обозначенное в декларации, подлежит льготному налогообложению. Такое решение две инстанции приняли, потому что в доказательство своего мнения организация привела заключение экспертов, в котором подтверждается отнесение имущества к линиям электропередач.

Верховный суд РФ рассмотрел заявление налоговой о передаче дела в Судебную коллегию и принял решение об отказе, так как счел принятые апелляцией и кассацией решения правомерными, а существенных нарушений правовых норм не усмотрел.

 

Определение Верховного Суда РФ N 309-КГ18-22092 от 6 марта 2019 г.

 

Если суд не исследует обстоятельства, которые связаны с оспариваемыми платежами, и не устанавливает лиц, которые их совершали, он не имеет права отказывать в удовлетворении иска, формально ссылаясь на пропуск срока исковой давности.

Конкурсный управляющий обратился в суд с требованием о признании сделки с предпочтением недействительной. К участию в обособленном споре были привлечены лица, ранее исполняющие обязанности управляющего должником.

Две первые инстанции отказали в удовлетворении заявления, поэтому привлеченные к делу лица и заявитель подготовили кассационные жалобы, и суд нашел их подлежащими удовлетворению по следующим причинам.

Первые два суда отказали заявителю, потому что усмотрели нарушение срока исковой давности, однако не стали исследовать представленные доказательства. Суды установили факт перечисления денег и решили, что сделка состоялась, однако в материалах дела отсутствовали первичные документы, подтверждающие совершение такой сделки.

Соответственно, за неимением первичной документации, которая должна была подтвердить или опровергнуть обоснованность предъявленных требований, делая вывод о нарушении срока исковой давности, суды пошли в обход принципа непосредственности судебного разбирательства. Этот принцип основан на том, что суды должны непосредственно исследовать доказательства, обосновывающие позицию заявителя. Это же означает, что в основу решения не могут быть положены документы, которые не были предметом исследования.

Решения судов двух первых инстанций не обоснованы, потому что в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие или опровергающие проведение платежей по сделке, а, соответственно, подтверждающие или опровергающие правомерность их оспаривания. В данном случае отказ в рассмотрении заявления оказался преждевременным. Суд округа отменил решения нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение.

 

 

Постановление арбитражного суда Восточно-Сибирского округа по делу № А19-14791/2014 от 22.03.2019 г.

 

Если лицо заявляет о необходимости взыскания судебных издержек, оно обязано доказать факт их несения, а также причинно-следственную связь между наличием издержек и рассматриваемым делом. Если обстоятельства не доказаны — заявление не подлежит удовлетворению.

Конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о распределении судебных расходов. Расходы были понесены на оплату представительских юридических услуг в одном из судебных дел. Заявление было удовлетворено.

Компания же, с которой присудили такие расходы взыскать, не согласилась с решением и дошла до окружного суда, посчитав, что управляющий действовал из своих личных интересов в обособленном споре об оспаривании его действий в отношении должника. Кроме того, выводы судов, по мнению Компании, не соответствовали доказательствам, приобщенным к делу.

Суд доводы компании поддержал. В конце 17 года управляющий заключил с юридической компанией договор на представление его интересов по обособленному спору, инициатором которого являлась Компания. Предметом спора была жалоба на действия управляющего.

Примерно в тоже время Компания пыталась исключить из реестра требований к ней требование одного из кредиторов. Однако это осуществить не удалось, а в пользу кредитора с Компании были начислены судебные издержки в той же сумме, что и вышеназванная оплата юридических услуг.

Рассматривая заявление о возмещении расходов управляющего суд решил, что расходы, о которых заявил управляющий понесены в споре по исключению требований из реестра кредиторов, чем установил обстоятельства, не соответствующие обстоятельствам, подтверждёнными материалами дела.

Согласно сложившейся практике, лицо, заявляющее требование о возмещении расходов, должно доказать их наличие и связь с конкретным делом, а суды, в свою очередь, должны оценить такие доказательства и установить процессуальный статус заявителя. Судами двух первых инстанций такая работа не была проведена, поэтому решения были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение.

 

 

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа по делу № А33-364/2014 от 21 марта 2019 г.

Избавьтесь от проблемного долга и верните свои деньги